Монтаж как метод человеческого мышления: монтаж образов

Mak_Sim's picture

 Монтаж для продюсеров и шоураннеров

Глава из моей книги "Монтаж для продюсеров и шоураннеров".

        Тут важно помнить о том, что человек мыслит именно образами, постоянно складывая их в своей голове из массы кусочков, то есть, что-то постоянно монтируя в реальном времени. Автор кино имитирует этот процесс, собирая цельную ткань фильма из отдельных кадров.  Чем точнее он это делает, выстраивая разными способами связь между фрагментами, тем лучше зритель подключается к фильму. 

  Что же связывает между собой различные реальности? Ничего. 

Только сама связность! Можно сказать, влечение к связности. Парадокс состоит в том, что именно связное повествование воспринимается как жизнь. Именно связное повествование лежит в основе реалистического иллюзионизма Голливуда. Почему иллюзионизма? Потому что ни внутренний мир субъекта не выстраивается в историю без пробелов, складок, монтажных стыков; ни внешний мир не представляет собой складного повествования.

В.А. Мазин. Сновидения кино и психоанализа, 2012.

   
   Тут необходимо отметить несколько важных моментов.
Во-первых, образы как в кино, так и в жизни не только складываются вместе, но и легко отрываются друг от друга и могут существовать отдельно. Мы часто можем помнить какую-то малозначительную, но яркую деталь и забыть что-то важное. 
   Можно провести такой эксперимент и попытаться вспомнить какую-то поездку. При этом событие начинает всплывать в памяти не целиком, а фрагментарно. Мы, например, можем вспомнить одного интересного человека, но вряд ли кто-то помнит всех людей, встреченных в поездке.  То же относится к случаям, местам и т.п.

   Вообще говоря, делить окружающий мир на части, а потом распределять их по категориям и присваивать ярлыки – естественный способ человеческого мышления.  Как и при монтаже кино, в реальной жизни чтобы что-то склеить в единый образ, действительность надо сначала разобрать на кусочки, а потом эти части как-то отсортировать и проанализировать.  В основе этой деятельности – выделение общих свойств, их оценка и классификация.
   Интересно подметить, что такой процесс часто носит весьма условный характер, ведь в самой   природе подобного деления не существует.  Но человек искусственно создаёт категории, ведь без этого он просто не сможет мыслить, то есть обрабатывать информацию. Напомню, что делает он это комбинируя и сопоставляя фрагменты как друг с другом, так и с образами, хранящимися в памяти.
   Яркий пример процесса деления на фрагменты – радуга, где мы различаем отдельные цвета, тогда как на самом деле спектр непрерывен, и его цвета плавно переходят друг в друга через множество промежуточных оттенков. Их конкретное количество и названия, в свою очередь, зависят от культуры, в рамках которой описывается радуга.          
   
    Кино тоже может в глазах зрителя развалиться на отдельные сильные образы.  Вообще говоря, это плохо – ведь тогда автор теряет контроль над своим произведением, что затрудняет достижение поставленных целей.  Однако сила некоторых образов может быть так велика, что её оказывается достаточно для успеха фильма или сериала в целом.
   При первом беглом взгляде на многие популярные фильмы или сериалы видна слабость, например, драматургической составляющей.  Начинающих кинематографистов это приводит к неверным выводам о незначительности сценария. «И такое прокатывает», «как хочешь, так и делай», «я художник, я так вижу» и тому подобное. Новички забывают, что кино состоит из множества элементов, которые могут «перетаскивать одеяло на себя». Если вы как автор сможете создать настолько сильные образы, что сама история станет второстепенной, то пожалуйста!
  
    Например, довольно часто в кино бывает так, что сценарий сам по себе не слишком выразительный или шаблонный. Однако режиссёр с актёрами вполне могут превратить даже слабый сценарий в фильм, любимый миллионами зрителей. Так часто случалось в советском кино. 

   В качестве примера я могу привести фильм «Служебный роман». Он основывается на пьесе «Сослуживцы», которую написали Эльдар Рязанов и Эмиль Брагинский. Пьеса с успехом шла в театрах и её превратили в телепостановку.  Снял её режиссёр Борис Кондратьев, а главные роли играли Галина Анисимова и Борис Ливенсон.  Телепостановка   почти дословно повторяет классический фильм «Служебный роман», и её довольно часто показывали по телевизору.  Однако она получилось достаточно бледной и сейчас её уже никто не помнит.  Образы из римейка Рязанова полностью вытеснили более слабые оригинальные.  Хотя, напомню ещё раз, история в обоих фильмах одна и та же.

   Интересный случай я встретил и в своей практике. Работая на ТНТ, я участвовал в запуске сериала «Реальные пацаны». Получив первые серии, я, как и некоторые мои коллеги, честно говоря, не верил, что проект будет иметь какой-то успех. Тогда впервые в истории телеканала ТНТ страны СНГ не купили права на его сериал до эфира.  Это был какой-то набор скетчей, условно связанных друг с другом. Плюс ко всему, всё было   упаковано в странное подобие реалити-шоу «Дом-2».

   Как выяснилось в итоге, я недооценил силу образов главных героев, которая перевесила всё остальное, вместе взятое.  Зритель их узнал и полюбил, а на всё остальное ему было наплевать.
Тут важно отметить, что это всё же не случайный результат. Дело в том, что образы своих персонажей актёры «Реальных пацанов» много лет отрабатывали ещё в КВН, а канал ТНТ имел тогда большую и лояльную аудиторию.

   Вообще говоря, этот пример - исключение из правил. Опытные продюсеры не делают ставку на что-то одно, а стараются действовать системно. Они «монтируют» самые разные элементы в одно целое, рассчитывая на успех всего произведения. При такой системе никто не предполагает, что образы, созданные даже звёздными актёрами, будут тянуть весь фильм.  Мало того, карьера такого актёра может сама оказаться под угрозой, если фильм окажется неудачным. Таких примеров масса. Один из самых характерных - фильм «Одинокий рейнджер» (The Lone Ranger, 2013). Несмотря на яркий образ, созданный Джонни Деппом, фильм по ряду причин показал весьма слабый результат в прокате, что послужило причиной профессиональных проблем как у актёра, так и у продюсера фильма Джерри Брукхаймера. И ещё я напомню про огромную популярность их же фильмов из серии «Пираты Карибского моря».
   Мир коммерческого голливудского кино - это среда с высокой конкуренцией. Прошлые заслуги остаются в прошлом.  Пара коммерческих провалов – и вот уже никому не интересен отдельный и некогда популярный образ.

  Секрет успеха – кропотливая системная работа всей команды.   Поэтому основную массу актёров часто подбирают просто по типажу (каким-то явным внешним признакам) и эта забота кастинг-менеджеров, которые ищут такие типажи под каждый конкретный сценарий.

***

  Тела, интерьеры, пейзажи и объекты внутри самого фильма вступают в коммуникацию друг с другом (и со зрителем) с помощью своих размеров, текстуры, формы, плотности и поверхностей, а также игры масштабов, дистанции, близости, цвета и других изначально оптических, но также и телесных характеристик.
Томас Эльзессер, Мальте Хагенер. Теория кино. Глаз, эмоции, тело, 2018.

 Напомню, что образом может быть что угодно, а не только персонаж.

Наиболее известный элемент такого типа – Макгаффин. По некоторым данным этот термин придумал сценарист Ангус Макфайл, но в широкий оборот его ввёл Альфред Хичкок.
   Макгаффин - это нечто, вокруг чего строится вся сюжетная композиция фильма. Академический синоним этого термина – «предмет борьбы».   Это может быть какой-то секрет, драгоценность или вообще пустышка – не важно. Главное - отношение к нему со стороны персонажей фильма. Они его ищут, гонятся за ним, пытаются разгадать и тому подобное.   Все действия героев строятся вокруг Макгаффина, но сам по себе он может и не представлять никакой ценности.  Часто сценаристы стараются не расшифровывать подробно суть этого объекта, так как важен лишь его образ и место в сюжете по отношению к другим элементам.


   Вообще есть два основных подхода к конструированию вымышленного мира. Это относится не только к кино, но и, например, к книгам. 
   Первый метод – более распространённый и основывается на персонаже.  То есть автор сначала создаёт героя -   его характер, мечты, цели, конфликты и т.п.  Многие часто прорабатывают целую жизнь такого персонажа, включая даже то, что никогда не войдёт и даже не будет упомянуто в кадре.  Зритель никогда об этом не узнает, но при такой тщательной проработке история будет иметь очень прочную основу. Часто такую работу называют созданием «библии персонажа». Особенно важно провести её, когда над сценарием работает целая команда; такое, как правило, происходит в сериалах.   
        В итоге всё строится вокруг главного героя. Он является точкой отсчёта всей системы, которая включает в себя и других персонажей. Все события в фильме показываются через призму конкретного героя. 

     Второй метод я называю для себя «метод Толкиена». Он состоит в том, что сначала тщательно прорабатывается мир – его правила, особенности и история.  Пишется и библия такого мира - для «Властелина колец» ею стал «Сильмариллион».  Лишь после этого он заселяется персонажами, которые и взаимодействуют с этим живым миром. Этот процесс и создаёт движение сюжета. 

   Нетрудно заметить, что в обоих случаях автор создаёт сложную систему элементов, связанных друг с другом. Персонажи как бы вмонтированы в неё, и разница лишь в композиционном построении внутри такой системы. То есть, важно, какое именно место персонаж занимает в этом мире.  
    
   В реальном мире, не контролируемом автором, тоже есть своя система, но образы живут сами по себе.  Они меняются и трансформируются.  Иногда мы знаем закономерности, по которым это происходит. Тогда они описываются и становятся научными законами, приёмами или правилами.   
   Но бывает и иначе, что вносит в наш мир долю некоторого безумия и непредсказуемости.  Тогда, например, возникают какие-то дикие интернет- мемы, странные модные тенденции или случайные культовые шедевры.

up
24 users have voted.
0
Your rating: None