Что ждут от сценариста режиссёры

Mak_Sim аватар

(с) Максим Бухтеев

Как не странно, но ждут от сценариста сценария. Однако,  как подтвердят  телевизионщики, многие сценаристы неверно  понимают сам термин «сценарий».

Фильм, ролик, передача или клип – это сложное, но цельное аудиовизуальное произведение. Это система, в которой все компоненты - слова, изображение и музыка работают совместно.  

Задача режиссёра соблюсти баланс системы, добившись нужного эффекта воздействия на зрителей. Сценарий же – важнейший элемент этой системы.

Нарушения в его структуре, неграмотная расстановка акцентов и прочие банальные ошибки приводят к краху усилий всех, кто работает над созданием конечного продукта. 

Именно со сценария начинается работа над произведением. Он лежит в основе всех дальнейших действий целой команды специалистов, которые будут сверять с ним все свои действия.

На отечественном ТВ очень часто возникает ситуация, когда сценарий является основным главным и единственным документом в производственной цепочке. Сценарий долго и трудно утверждается, переделывается и, в конце концов,  «отливается в бронзе». После этого процесса практически никакая его коррекция не допускается.

В такой ситуации любые ошибки в сценарии становятся просто критическими и дальнейшие усилия всей команды  обречены на неудачу - ничего хорошего у них не получится.

Самая главная ошибка всех неопытных сценаристов – создание текста, который плохо переводится в визуальную форму.

В  сценарное дело на российском телевидении  приходит  много людей из литературных отраслей. Главным образом из журналистики. Они могут здорово играть словами, но эта игра потом режиссёру, как говорится, костью в горле.

«Что я буду показывать в этом месте?», - эта раздражённая фраза режиссёра не раз служила причиной искреннего сценаристского недоумения и даже обиды. Дескать, я-то тут причём! Моё дело сценарий, а уж  режиссёр пусть сам выкручивается – это его работа.

Ещё от сценариста режиссёры ждут чувства времени. И это не о дедлайнах или хронометраже, которые, конечно, тоже важны.

Сценарий – это текст, который развивается по времени. Когда его (сценарий) переводят в визуальную форму,  зритель воспринимает его не так, как книжный текст.

Текст, написанный на бумаге – статичен, а то, с чем работают режиссёры – нет.

Скажем, зритель может  в любой момент остановить восприятие текста, а вот фильм остановить гораздо сложнее. Фильм как река, в которую можно, конечно, в любой момент войти и выйти, но если уж вошёл, то её течение нельзя игнорировать. 

Если не учитывать время, то, например, такой важнейший процесс как монтаж, может и вовсе потерять всякий смысл.

Другое дело, что некоторые режиссёры тоже об этом забывают, но это уже другая тема.

Вся кинематографическая суть процесса в его пластичности и гибкости. Если в литературе  ценится последовательность и цельность изложения, то на телевидении и в кино  крайне необходима жёсткая связка слов с изображением. Причём,  имеется ввиду не  только иллюстративная связка, которую подразумевают новички.

Связка может быть любая - абстрактная, эмоциональная, ритмическая, но она должна быть обязательно.

Например, отсутствием такой связки часто грешат отечественные документальные фильмы.  Всем неохота копаться в архивах, поэтому на любой текст ставят одни и те же абстрактные планы. В основном это происходит из-за халтуры  режиссёра на монтаже, но довольно часто сценарист ему просто не оставляет другого выбора, включая, например,  в сценарий большое количество статистической информации или фрагменты длинных интервью  с какими-то умозаключениями.   

В результате фильм распадается на отдельные фракции, которые очень плохо воспринимаются зрителем. Получается  не фильм, а нечто вроде  радиоприёмника с цветомузыкой. Что-то, подобно  видеообоям  мелькает на экране, а диктор за кадром знай себе: «бу-бу-бу», да «бла-бла-бла».

 Ещё одна «суперспособность» хорошего сценариста, которую очень ценят режиссёры – умение выдерживать стилистическое единство.
Это очень сложно и достигается лишь опытом. Умение грамотно работать со стилем – это умение «играть в высшей лиге».

Сценаристам часто приходится «играть на чужом поле» и перестраиваться на ходу.

Хипстер может писать от имени спортсмена, а музыкант подстраиваться под домохозяйку.

Тонкая грань, выделяющая чужеродный элемент (шутку, фразу, термин), которая в тексте была почти незаметна, становится непреодолимым барьером в фильме или ролике.

Зритель сразу чувствует фальшь, даже если не может сразу точно назвать её причин. 

Если выбрал правила игры – играй по ним до конца. Сценаристы же, как творческие люди, на уровне физиологии  противятся жёстким рамкам и правилам. Лишь сила воли, опыт и чувство того, что это необходимо, позволяет сценаристу держать свой сценарий под контролем.

В противном случае постоянно возникает патовая ситуация, когда на вопрос: «А что в ролике для женщин делает  шутка про футбол?», следует убедительный, но абсолютно непрофессиональный ответ: «Потому, что она мне нравится и я хочу её вставить».  

И, наконец, по-моему, главная отличительная черта сценариста от всех своих собратьев по текстовому цеху. То, что делает сценариста ХОРОШИМ сценаристом. Это применение   комбинированного подхода. То есть оперирование всем арсеналом специфических  выразительных средств – синхронами, планами, титрами.

Главное препятствие на пути такого подхода – лень. Рано или поздно, но любого сценариста начинает подтачивать крамольная мысль о том, что он сильно перерабатывает, занимаясь чем-то, кроме того, что просто составляет буквы в слова, а слова в предложения.

А для хорошего сценария необходимо, как минимум, тщательно изучить и проанализировать исходный материал.

Часто это не делается и тогда в  неплохом, на первый взгляд, сценарии появляются  странные места, вроде «здесь какой-нибудь синхрон», «тут должна быть смешная шутка» или «поставьте что-нибудь интересное».

В большинстве случаев, именно эти места губят весь остальной сценарий.

Тут, конечно, есть некая тонкость - определить кто и что должен делать, довольно сложно. Граница ответственности тоже довольно зыбкая, учитывая то, что начальство на отечественном ТВ, по своим причинам,  не слишком стремится их точно устанавливать, предпочитая контролируемый хаос постоянному копанию в «текучке». 

Однако, ничто не отменяет тот факт, что хороший продукт получается при слаженной командной работе. Как её добиться – отдельный и сложный вопрос.

Например, про хорошего оператора говорят, что он «монтажно снимает». Это именно то, что делает его ХОРОШИМ оператором. То же самое относится и к работе сценариста с режиссёром. 

Телевизионный творческий продукт – результат общих командных усилий. Подставлять коллег, и усложнять им жизнь – это безответственное и непрофессиональное свинство.

К сожалению, эта ситуация провоцируется и усугубляется многими телевизионными начальниками, которые любят, чтобы  всё было четкое и понятное. Мол, я вижу хороший текст, а теперь я хочу увидеть хороший ролик или фильм.

Плюс к этому, плохой пример здесь подаёт, как ни странно, американская кинематографическая поточная система, элементы которой бездумно копируются и берутся за образец. При всей её эффективности она громоздка и очень дорога. Про это не надо забывать. 

Суть этого процесса в том, что сначала покупается  сырой сценарий, но потом он много раз переделывается и дорабатывается под нужды студии.
Но, во-первых,   это долго и дорого. Если фирма может себе это позволить, нанимая большой штат – пожалуйста. Но, как правило, в российских реалиях это не так и ситуация всё время сводится к авралам, истерикам и  сбрасыванию проблем на «того кто везёт».

А во-вторых,   в итоге Голливуд получил ситуацию, которая не устраивает самих сценаристов. «Фильм от режиссёра…», начальная фраза любого голливудского фильма больно бьёт по самолюбию и карману сценаристов. Но, в самом деле, зачем платить большой гонорар человеку, если  от его работы в итоге почти ничего не осталось?

Путь для решения этой проблемы на ТВ  - владение сценаристом смежными профессиями, обучение новичков на производстве или практика  авторского «европейского» подхода к производству креативного продукта. Этот подход заключается в том, что автор плотнее втянут во все стадии технологического цикла. То есть, он сам может писать, снимать и монтировать свои фильмы. 

Но, с одной стороны, никто из сценаристов не хочет делать «чужую» работу, и с другой стороны, работодатели тоже не проявляют заинтересованности в такой системе.   

Авторский путь сложнее и при решении задачи масштабного поточного производства вызывает определённые трудности с организацией и контролем творческого процесса. Группу индивидуалистов гораздо труднее направить в нужную сторону, чем такую же группу простых исполнителей.

Однако, следить за общим средним профессиональным уровнем исполнителей тоже никто особо не спешит.  Обучение творческих кадров для отечественного ТВ задача явно вторичная.

К тому же, многие топ-менеджеры не верят в системный подход. Они  искренне по-детски верят, что «когда будет нужно», то можно «проплатить и решить вопрос».
То есть, можно держать сценаристов в чёрном теле, не ставя их ни в грош, тасуя кадры и устраивая текучку, а потом, в случае нужды, по мановению волшебной палочки из ниоткуда тут же появится команда профессионалов, готовых ублажить любой каприз клиента.

В большинстве случаев всё это заканчивается позёрством в стиле известного анекдота, мол, «видите, с кем мне приходится работать».

Поэтому на сегодняшнем этапе развития ТВ, каждая команда выкручивается как может.

Если у неё это получается, то все довольны, а если нет, то «хотели как лучше, а получилось как всегда». 

 

Вверх
Отметок "нравится": 623
0
Ваша оценка: Нет