Утомленные солнцем 2: Предстояние

Оценка рецензируемого креатива: 
4

(с) Максим Бухтеев
Предстояние - постер Самое обидно, что это могло бы быть хорошим фильмом. Для этого было всё, но получилось как всегда.

В принципе, я соглашусь с Никитой Сергеевичем, который продвигает фильм как пик усилий всей индустрии кино, как символ российского кинематографа.

Да, это так и есть. Как обычно, здесь были деньги, идея, сверхзадача и технологии и вышел, опять же, как обычно, пшик.

Нет, конечно, объективно говоря у Михалкова получилось, всё-таки, кино, а не то, что делают отставные  кавеенщики.

Но я бы назвал это кино  "Сказка об упущенных возможностях".

Я не очень понимаю, зачем было так жёстко привязывать фильм к "Утомлённым солнцем". Если не знать предыстории, то в "Предстоянии" что-то понять невозможно.

Как мне подсказывают коллеги, это сделано для того, чтобы напомнить о призах, которые получил первый фильм и намекнуть о том, что неплохо бы и второй онаградить.

Возможно, что и так, но на пользу фильму это не пошло.

 

Эпичный подход, претендующий на мировую значимость уже, с одной стороны обязывает, а с другой, как и всякий пафос, вызывает предубеждение.

Даже многие советские фильмы прекрасно обходились без этого, заняв, в результате достойное место в истории кино.

Например, по структуре и идее фильм сильно напоминает "Живые и мёртвые" или "Жди меня".

История-то простая - можно сделать её по-человечески!

Взять, например, Рогожкина  с "Кукушкой". 

Авторы сосредоточились на главном, выкинув сюжетный балласт  и получилось  хорошее кино.  

По сути, в фильме два героя - отец и дочь. Они хотят встретится. Зачем было огород городить? Сталина Михалков зачем-то приплёл... Наверное, вот из-за этих замашек на масштабность зарубежная критика и назвала фильм "тарантино без юмора". Фильмы разные, но  один Гитлера зачем-то убил, а другой Сталина в торт окунул.  И то, и другое, по-моему, лишнее. 

Меньшиков болтается в пустоте. Зачем нужен его герой? Какая у него мотивация, цель, план? В принципе, этим персонажем можно было бы хорошо сшить сюжетные куски, выступай он в роли своеобразного "ведущего". Например, если бы фильм начинался со сцены его разговора с капитаном, сыграным Маковецким, где зритель сразу бы понял что и к чему. Героя войны должны были расстрелять, но он оказался жив. Тому, кто  погубил героя, поручается найти его в пекле войны и выяснить судьбу родных. Кто таинственный покровитель героя? Почему именно герою Меньшикова поручают найти Котова?  Кому нужен Котов?  Отличная завязка для триллера или детектива. Могла бы получится отличная история, будь герой Меньшикова поактивнее. А так... Слушает чего-то, ходит, а зачем? Без цели, без эмоций, без смысла.

Предстояние - МихалковМихалков хочет всё и сразу. Личная драма и эпический размах. Мировое зло и православная идея. Батальные сцены и богатый внутренний мир. Всё это плохо сочетается друг с другом и расползается по швам. Внедрение современных приёмов лишь усугубляет ситуацию, так как изо  всех щелей лезут старые, ещё советские штампы. Одно на фоне другого резко контрастирует и вызывает отторжение.

Эпизоды с баржей, пушкой, сараем - все это мы уже где-то видели. Можно ли к этому что-то новое добавить? Наверное, можно. Как говорят, похожая  сцена с карателями и сараем из "Иди и смотри" впечатлила своей  жёстокостью и реалистичностью  самого Тарантино.

А вот атаку немецкого пикирующего бомбардировщика ещё никто достойно не снял. Вот и Михалков тоже не смог. А ведь по скупым кадрам хроники и описаниям очевидцев это зрелище должно быть страшным до дрожи. Отделение от звена, переворот через крыло и почти отвесное пикирование с сиреной, а потом ещё и ещё - знаменитая фашистская "карусель". Это то, что сводило с ума солдат союзников. Пикирующий бомбардировщик Ю-87 в литературе называют "машиной-убийцей".

Но сцена с баржей и задницей  в "Предстоянии" вызвает лишь комический эффект. Никто в неё не верит.

 Самое же смешное, что задница-то могла быть в реальности. В литературе описано много таких случаев, особенно в начале войны. Скажем, у Константина Симонова есть в воспоминаниях эпизод, где немецкий самолёт гонялся по полю за советским солдатом. Солдат залёг в канаву, а самолёт выпустил шасси и проехался ему по спине. Этот солдат потом показывал журналисту синяк во всю спину.

Другой случай я читал в немецких мемуарах. Для того, чтобы напугать советского солдата, когда он мылся голышом в реке, немецкий артиллерист выстрелил по нему из тяжёлой гаубицы. Не попал, конечно, но уже больно потешно прыгал по берегу голый солдат - немцы смеялись.  

Есть хорошая школа у актёров. Все они старались. Даже Михалков, если не кривляется - выглядит органично и достойно. Однако, всё вместе вызывает лишь усмешку.

 В батальной сцене, когда появился туман, я вдруг подумал,  вот она - режиссёрская находка. Туман, выстрелы, крики - ничего не видно, а потом вокруг одни трупы и снег... Много снега. Но нет, Михалков не удержался. Он же ответ Спилбергу делал - не меньше, а поэтому появилось мясо. Но оно бутафорское, а потому нет к нему сочувствия. Слишком много второстепенных героев. Пусть они разные, но за всеми не уследишь - они теряются. Помните, как в "Списке Шиндлера" Спилберг покрасил  красным девочку? Зачем, ведь девочка вообще никак не играет? Просто она сначала живая, а потом мёртвая. Это сделано для контраста. Одна маленькая трагическая история на фоне чудовищной катастрофы. Михалков же, фигурально выражаясь, всё залил красным, не добившись ничего, кроме эффекта клюквы.  

Предстояние - курсантХотя, объективно говоря, тема с курсантами - сильная. Но, как говорят в интернете, "тема сисек" не раскрыта. А ведь в воспоминаниях Гудериана есть всего пара мест, где он говорит о трудностях, которые встречали немецкие войска. Там, наряду с Тулой и Брестской крепостью есть эпизод именно с курсантами. Правда, по-моему, это были не кремлёвские курсанты.     

Теперь про "тему сисек". Опять же, в попытках как-то разнообразить старые штампы Никита Сергеевич вводит эпизод с танкистом. Зачем?

Предстояние - НадяВокруг враги, холод и грязь, а медсестра долго, тщательно и манерно раздевается. Тут, и правда, есть что-то от Тарантино, но у него в этом месте заиграла бы музыка и пошёл бы стриптиз.

В общем, в очередной раз мы, как зрители, получили повод сходить в кино на какого-нибудь голливудского "Человека-соплю". А что будет с нашим кино? Ну, очевидно, за нас уже всё решили.  

Досадно лишь то, что если мы сами уже который десяток лет не можем как-то творчески переосмыслить  Великую Отечественную, не можем ничего родить в кино на столь важную, близкую и болезненную тему, то кто это сделает за нас? 

 

4
Your rating: None Average: 4 (1 vote)