Семёнов – друг человека

Mak_Sim аватар

(с) Максим Бухтеев

Семёнов любил собак. Собаки его  тоже любили.
Что-то такое было в Семёнове  вкусное и питательное.

Семёнов старался оправдывать ожидание собачьего племени и часто подкармливал бездомных псов, которые крутились около автомобильной  стоянки.
В эти моменты Семёнов воображал себя  большим начальником, раздающим зарплату. Это было приятно – Семёнову это стоило дёшево. А собаки скулили от восторга и смотрели на кормильца такими преданными глазами, что он  даже подумывал  взять кого-то из них к себе домой.
Но это было бы  уже дороговато. Нагадят ещё на ковёр...  Пусть скулят от восторга в специально отведённых местах!

В этот день по дороге на работу  он тоже захватил с собой котлет и каких-то сосисок.
Собаки при виде спонсора радостно затявкали и устроили небольшое представление, в центре которого был Семёнов.
В один момент ему даже показалось, что собаки спели что-то вроде: «К нам приехал, к нам приехал, дорогой наш...»

Семёнову всё это напомнило обстановку в офисе, когда в него приходит всеми любимый начальник с внезапной проверкой - кто-то ластится и скулит,  а кто-то пытается на глазах у шефа поиметь коллегу.

Семёнов был добр с животным миром. Щедро одарив местную фауну провиантом, он направился на работу. Там его уже ждали. 
Однако сам Семёнов не ждал ничего хорошего от работы.
Конечно, к нему могла зайти Ассистентка с последними сплетнями о соседнем отделе.
Сплетни – это было  хорошо.
Во-первых, это бы повод не работать и не пялиться в монитор.
Во-вторых, это был повод пялиться на Ассистентку.

Также была вероятность того, что у кого-то неожиданно случится нечто, что сподвигнет весь коллектив устроить импровизированный банкет. Неважно что это будет -   день рождения или простое   похмелье.  В любом случае день будет прожит не зря. 

Но все эти офисные радости меркли перед событием месяца – успешной сдачей проекта.

Сдали его успешно, так как другого варианта всё равно не было.
Сроки поджимали, а деньги давно кончились.
Но теперь надо было ждать результатов и реакции телевизионного руководства.

Проект, в том виде, который он имел сейчас, сдавать было нельзя. Это знали все, но вариант был утверждён.

Утверждали концепцию где-то очень   высоко. Это место было настолько далеко от того отдела, в котором работал Семёнов, что  даже если бы там на его начальницу орали  и обзывали грязными словами,  то  до отдела донёсся бы  лишь слабый шёпот о том, что её опять повысили.   

Именно поэтому весь отдел грустил, как в тот день, когда  охрана  запретила проносить   в здание алкоголь.

Казалось, что даже у местной блондинки Олечки всё подпрыгивает не так весело, когда она в панике бежит по коридору,  тщетно надеясь  исправить свою оплошность, уже  вышедшую в эфир,   до того, как ошибку заметят все остальные.

И начальственный любимчик  - неунывающий Виталик -  был вынужден признать, что проект обречён.   
Обычно Виталика не тяготили провальные проекты.
Его зарплата, премии и начальственные похвалы не зависели от успеха того, что он делал.
Его работа заключалась в том, чтобы делать приятное начальству. Злые языки утверждали даже, что Виталик доставляет удовольствие начальнице не столько байками и шутками, сколько иными, более материальными способами.
 
Но в этот раз, взяв на себя  этот дорогой и важный  проект, он взял на себя ещё и смелость  побить собственный рекорд по откату.
Эта победа Виталика далась всей фирме слишком дорогой ценой и Виталик заметно нервничал 
Вид Виталика в этот момент  напомнил Семёнову дворового  пса Барона. Как-то  у Барона два дня был такой вид, словно его переехала машина. Все его жалели,  но потом выяснилось, что это был простой запор, вызванный жадностью во время еды.

Когда Семёнов после встречи с собаками  пришёл на работу, он узнал, что босс решила устроить летучку.
Начальница очень любила летучки. Это было весело, так как всегда можно было рассказать что-то занятное про поездку в какое-то региональное отделение. 
Так называемый  «стэнд-ап от тёти Леры» всегда собирал полный зал.
Не собираться полному залу  было никак  нельзя – субординация и корпоративная этика обязывали.
Хотя, следует признать, иногда это было действительно довольно смешно.
«Тётя Лера» талантливо  изображала провинциальных рекламодателей  и их жён, которые собирались на конференции в надежде сфотографироваться  со звёздами и бесплатно выпить  чего-то алкогольного. Алкоголя на таких мероприятиях было дёшево и много,  а звёзд  мало и молодо.  Одно  компенсировало другое и все оставались довольны – даже те, кому про это лишь рассказывали.

Обычно Семёнов с удовольствием слушал такие  байки. Начальники у него бывали всякие  и для развлечения подчинённых они  использовали разные способы. Например,  предыдущий  Начальник Семёнова был уверен, что все русские - тайные  фашисты, а в России, как известно, с фашистами обычно не церемонятся.
У  «антифашиста» на летучках было намного скучнее, хотя и поучительно.
На одной такой летучке Семёнов  вспоминал,  как однажды  сам был фашистом. Такой в детстве ему выпал жребий во время игры в войну.
 Ему тогда здорово влетело и он понял, что фашистом быть плохо. Но на работе, как и тогда в детстве, никто не спрашивал, чего он хочет. Весь отдел записали в нацисты – значит так надо.  Ведь потом с  «фашизмом»  можно было успешно бороться.
Поэтому, если Семёнову позволили бы выбирать, то  пусть уж лучше будет «стэнд-ап от тёти Леры».

В этот раз началось всё тоже довольно весело. Начальница взялась всех хвалить. С одной стороны, это было немного странно, потому что хвалить кого-то в сущности было не за что.
Все это знали, но начальству конечно же виднее.
Пусть уж лучше хвалит, чем клеймит, обвиняет и грозит.

-Андрюша, дорогой мой, любимый... Да что там, вы знаете, как я вас всех люблю, - начальница начала издалека. Отдел напрягся. – Вы все так хорошо поработали. Андрей, ты был особенно великолепен.

Продюсер Андрей, который сидел на летучке рядом с Семёновым, нервно заёрзал. Сегодня был первый день, как он вышел после больничного.

-Я... Э-э-э... Болел, - робко проблеял он.

-Да? Но я всё равно помню твои великолепные сценарии про свиней, - продолжила Начальница. - Олечка, ты чудо! Такое тонкое и светлое настроение в твоих сценариях. А монтаж так тщательно сделан, сразу чувствуется, что старалась.

-Какие свиньи? – недоумевал себе под нос Андрей.

-Лёша, зайка, тебя я люблю особенно. Ты весь такой позитивный. За это мы тебя все уважаем, - Начальница многозначительно посмотрела сквозь Лёшу на Виталика. Виталик смущённо зарделся, но с вызовом посмотрел на окружающих. Дескать, вы же все понимаете, кто здесь на самом деле позитивный зайка?

-Когда же я делал что-то про свиней? – Андрей всё никак не мог выйти из ступора. 

Семёнов пинал его ногой, но это никак не помогало. Очевидно, он никак не мог попасть по кнопке «перезагрузка».

Начальница покровительственно обвела взглядом офисное пространство. Ей в нём явно было тесно – особенно не разгуляешься.

-Теперь про монтаж. Мальчики, вы – мои хорошие. Уровень монтажа сильно вырос за последнее время. Нас всех очень хвалили... ТАМ! – она многозначительно закатила глаза. Семёнов почувствовал какой-то холодок.
В фильмах про призраков так изображают присутствие потусторонней силы.

Все «мальчики» тоже  явно почувствовали какую-то неловкость. Лишь  монтажёр дядя Коля, который находился уже в пенсионном возрасте, думал о чём-то своём. Возможно, о зарплате. Ни один мускул на его лице не дрогнул.
«Старая школа», - с уважением подумал Семёнов.

Начальница перешла к анекдотам, а Семёнова охватило нехорошее предчувствие, так как по делу  ещё не было сказано ни слова. А раз при всех сказать по делу нельзя, то дело скверное.

Чтобы отвлечься, он стал пялиться на копирайтера Олечку, но промазал и поймал  затравленный взгляд  Редактора.  Редактор нервно сглотнул и попробовал спрятаться под стол. Ударившись головой о столешницу, он бросил эту затею  и попытался рефлекторно сделать селфи из-под стола.
Семёнов не стал дальше издеваться над коллегой и отвернулся. 

В этот день у него было созерцательно  настроение. В таком настроении хорошо кормить собак с голубями или смотреть передачи о животных.

Сейчас Семёнов представлял, что он смотрит именно такую передачу.

Вот, предположим, что рядом в тени лежит старый бабуин, который старается незаметно чесать свой красный зад. Его зад  болит от того, что его сажали сразу на два стула, каждый из которых был весьма горячим.

А вот молодая овечка с умным видом пучит свои глаза, пытаясь  сделать вид, что она совсем не овечка.

В углу павлин  самодовольно переглядывается с похмельным удавом, который опять впихнул в себя столько еды и алкоголя,  что лопнул бы, не будь он  удавом.

Рядом с ними усталый лев делает вид, что он сдох.
Пара гиен у него под боком  поддерживает эту версию, дожидаясь, пока  зебра потеряет осторожность, не вовремя подав голос.

Зебру давно бы уже все сожрали, ведь её полосы всех бесят, но она спит с медведем. Если зебру сожрать, то непонятно, кого утащит  медведь в свою берлогу.
Может, овцу? Но её всем жалко – она ещё маленькая.  
Таким образом сохраняется экологическое равновесие.   

Внезапно внимание Семёнова привлёк грустный дятел, который не стучал по дереву, а лишь печально водил клювом в такт словам Начальницы.

-Вова, ты чего приуныл? – спросил Семёнов. 

-Сука, - ушёл от ответа Вова.

-Что так? – удивился Семёнов.

-Если ещё раз  сегодня работу не примет, то  уволюсь тут же, -  тихо, но решительно рубанул Вова.

Пока Семёнов переваривал эту информацию, начальница успела ещё раз похвалить весь отдел и рассказать случай из жизни собачников.  В этом рассказе она выступала в роли обаятельной и элегантной дамы, выгуливающей свою собаку, в то время  как поклонник бьёт её машину по причине разбитого сердца.

-Сука, - настаивал  Вова на своей версии. – Я за Виталиком всю неделю уже сданный проект переделываю. А ей всё не нравится. А что я могу сделать монтажом, когда всё уже придумано и снято? Я всего лишь режиссёр монтажа!   

-А почему ты всё переделываешь?  Почему не Копирайтер или Редактор, которые вместе  с Виталиком сценарий писали? – удивился Семёнов.

-Они очень заняты  тем, что друг друга хвалят,  а меня им всем не жалко. Я же не бездомная собака! – Вова совсем  поник головой, но в глазах у него загорелся недобрый огонь. – Будь я свинкой морской или черепашкой – кто-нибудь бы заступился. А так...

-У продюсера Андрея была морская свинка. Он как-то ушёл в запой, и она от голода сдохла, - попытался утешить Вову Семёнов.  

-К чёрту... Я тоже сдохну как свинка, если не уволюсь. Я уже восемнадцать версий сделал, а всё равно дрянь получается. Я не хочу быть козлом отпущения!

Семёнов опять представил себя в передаче про животных, но в этот раз он был не зрителем, а героем. Этот герой  состоял  в дружном рабочем коллективе, называемом стадом. И вот один из коллег, тоже козёл, вдруг  скидывает шкуру и гневно смотрит на пастуха.

Если бы козлы отпущения могли  говорить, то между ними произошел бы такой диалог: 

-Я не виноват! – сказал бы козёл.

-А кто виноват, я что ли? – ответил бы ему пастух.

-Почему я, а  не Виталик или Лёша? – настаивал бы этот упёртый козёл.

-Потому что они хорошие, а ты козёл! – отрезал бы пастух.

Однако в реальном мире козлы говорить не умеют. А потому Вова, как и все остальные, включая Семёнова, промолчали.

Никто не видел, как вечером того же дня уволился Вова. Он ни с кем не попрощался.  Наверное, он был  очень зол или просто устал.
Загнанных лошадей пристреливают. А злых вообще никто не любит, так как добро должно всегда побеждать зло.

Семёнов узнал об этой победе добра на следующее утро, когда в очередной раз шёл, чтобы покормить собак. На мгновение ему захотелось не делать этого. Собакам и так живётся слишком хорошо. Их постоянно жалеют те, кто не очень любит людей. А таких довольно много, так как людей больше, чем собак, и на всех жалости не напасёшься.

Но Семёнов не стал злиться на собак.
Во-первых, они не при чём.
Во-вторых, он не хотел, чтобы его, как и Вову, победило добро. Ему нужна была эта работа.

Поэтому  его уволили не в этот день, а через две недели.
Вместе с ним уволили и продюсера Андрея, который так и не понял, за что его тогда похвалили на летучке.  

И поделом  им обоим – надо было смотреть на мир позитивнее.
Надо  радоваться, когда тебя хвалят и не задавать никому дурацких вопросов.

 

Вверх
Отметок "нравится": 361
0
Ваша оценка: Нет