О переходе на цифровые стандарты телевещания говорят все. Но немногие понимают, что изменится для участников рынка и зрителей после того, как этот переход произойдет.

В рамках круглого стола, организованного в Москве МИДЭКСПО И РИА «Новости», представители телекомпаний и исследовательских агентств обсуждали перспективы перехода на цифровые стандарты.

Телевизионная отрасль готвится к переходу на цифру. Если абстрагироваться от технических подробностей, то в результате цифровой революции на российском рынке телевещания емкость и эфирного, и кабельного пространства увеличится. Кроме того, появятся широкие возможности для индивидуального комплектования пакета каналов в соответствии с запросами конкретного абонента.

Дмитрий Багдасарян, заместитель генерального директора ЗАО «КОМСТАР-Регионы», считает, что эра экстенсивного развития кабельных сетей закончилась. В районах с высокой плотностью населения кабельные сети есть, и абонент может выбирать среди них того оператора, который его больше устраивает.

«Время, когда достаточно было вырыть лунку в песке, и она сама наполнитя водой, прошло», — обрисовал ситуацию на рынке Дмитрий. Теперь, чтобы набрать воды — получить прибыль, придется бороться.

Эксперты называют два основных пути интенсивного развития телебизнеса: повышение качества контента и повышение количества нишевых каналов.

В Европе сейчас вещает более 8600 телеканалов, большинство из которых являются нишевыми, узкотематическими проектами. Для сравнения: на территории Российской Федерации доступно для включения в вещательные пакеты 260 телеканалов, включая общефедеральные, местные каналы и каналы узкой тематики. Более половины из них — зарубежного производства.

Еще один факт: только за 2009 год в европейских странах начали вещание 246 новых каналов, практически столько, сколько всего доступно телеканалов россиянам.

Тот факт, что качество российских телеканалов не удовлетворяет потребности зрителей, ни для кого не секрет. Сейчас, когда выбор потребителя ограничен, люди платят деньги за возможность смотреть хотя бы какой-то набор каналов. Объясняется это просто: российские телеканалы делаются не для зрителя.

Дмитрий Багдасарян считает, что низкое качество российского телевидения вызвано дисбалансом рекламной и абонентской модели бизнеса телекомпаний. На российском рынке рекламные доходы в четыре раза больше, чем доходы с абонентской платы (а та абонплата, которая собирается, приходится в основном на несколько качественных каналов иностранного производства). В европейских странах доходы от продажи рекламы меньше, чем от абонентской платы.

Основной источник дохода российских телекомпаний  — реклама. Поэтому российское телевидение делается для рекламодателя, а не для зрителя. Интересы рекламодателей — охват широких групп зрителей, и под эти интересы подстраиваются бизнес-планы производителей контента.

Андрей Семериков, генеральный директор ЗАО «ЭР-Телеком», считает, что российские зрители не хотят и не будут платить за некачественный контент. «Наиболее честен зритель тогда, когда он платит деньги», — говорит Семериков.

Зритель хочет получать качественный, нишевый контент, который создан именно для него. Но большому количеству узконаправленных телеканалов нет места в тесных пакетах устаревших систем вещания. Участники рынка надеются, что с возможностями, которые предоставят современные технологии после перехода на цифровое вещание, ситуация изменится. Места хватит всем, и главными игроками на рынке станут те, кто производит качественный контент, а не те, кто попал в сетку вещателя с широким охватом аудитории.

http://infox.ru/hi-tech/multimedia/2010/10/05/O_razvitii_kabyelnog.phtml